Ловля щуки на жерлицы в ее логове

0 1

Термин «трофейная рыбалка» всегда ассоциировался у меня с чем-то особенным. Я считал, что он подходит для ловли тайменя, огромных сазанов, крупных океанских рыб. Но почему-то никогда не задумывался о том, что ловля щуки на жерлицы тоже может быть «трофейной». Оказывается, за эмоциями и воспоминаниями не обязательно ехать за границу или в Заполярье.

Ловля щуки на жерлицы в ее логове

Жерлицы — это моя страсть, увлечение ранней юности, которое со мной и по сей день. Взлетевший флажок вызывает бурю эмоций, заставляет вскакивать с места и бежать к жерлице в предвкушении предстоящей борьбы. В этой ловле всегда есть элемент неизвестности и даже риска. Ведь никогда не знаешь, что происходит подо льдом. Думаешь: не пора ли сделать подсечку или повременить, дать хищнице заглотать живца? А главное – встреча с противником лицом к лицу происходит уже возле лунки, когда борьба практически окончена, и до самой кульминации этого действа рыболов не видит реального размера добычи. А он бывает впечатляющим.

Тактика из практики

Однажды в начале зимы товарищи по увлечению пригласили меня половить жерлицами щуку на незнакомом водоеме. Сказали только, что пруд сильно закоряжен, хотя есть и чистые прогалы. Я, не раздумывая, согласился, так как люблю изучать новые места и наблюдать за другими рыболовами. Когда мы ночью приехали на водоем, ребята сразу пошли расставлять флажки по известным точкам, а я решил прогуляться с фонариком по пруду, захватив ледобур и глубомер. В первые же минуты после выхода на лед был серьезно озадачен: пруд не просто закоряжен, он представлял собой сплошной частокол из веток, затопленных кустов и деревьев. Возникла мысль, а что же там, подо льдом? В еще большее недоумение меня повергли мои спутники, которые уверенно сверлили в этом лесу лунки и ставили жерлицы, оснащая их довольно крупными живцами.

У меня не хватило смелости сразу последовать их примеру, тем более что было темно и водоема я не знал. Я решил пойти своим путем и занялся промером глубин. Оказалось, что весь коряжник находится на столе с незначительными перепадами глубин. Свал в русло затопленного ручья я нашел ровно на границе закоряженного участка, видимо, до затопления лес рос только с одной стороны оврага. Глубины на плавно понижающемся к свалу столе составили от 2 м на береговой бровке до 3 м ближе к руслу. В русле ручья было от 5 м в начале промера до 7 м возле плотины. Когда стало светать, я все же установил несколько флажков, отыскав пару широких полян чистого льда среди коряг. Но в процессе установки жерлиц выяснилось, что торчащие изо льда ветки – только «надводная часть айсберга». Подо льдом, похоже, были по-настоящему непроходимые заросли. Первый же опущенный в лунку живец сразу нашел убежище в ближайших ветках. Пришлось перевязывать поводок и искать место почище. Мне не хотелось испытывать судьбу, поэтому решил расставить бóльшую часть жерлиц испытанным способом – по русловому свалу. В месте, где я расположился, ручей делал плавный поворот.

Было бы неправильно, захватив внутренний свал на повороте, оставить внешний без внимания. У меня с собой было четырнадцать флажков. Во время расстановки пять из них сразу оказались в глухих зацепах. Настроение начинало портиться. Тем временем стало совсем светло, и у моих спутников начались подъемы. В «лесу» попадались приличные щуки, пусть не трофейные, но все же. Мои флажки на русловом свале молчали. Никогда еще я не чувствовал себя таким «чайником» на жерличной рыбалке, как в то памятное утро. Я наблюдал, как ребята по очереди, хватая багор, сломя голову бежали к жерлицам и выдергивали на лед щук. Мне стало интересно, к чему такая спешка и зачем подсекать без паузы, когда щука еще держит живца в пасти. Еще меня удивила бесцеремонность, с которой они тащили рыбу к лунке. Я решил поинтересоваться снастями и принципом ловли.

Век живи – век учись

Позвал Алексея попить чаю. Посмотрев на конструкцию моих жерлиц, он грустно улыбнулся и сказал, что с такими снастями здесь делать нечего. Я ловил самодельными жерлицами лет пятнадцать, оттачивая навыки и совершенствуя конструкцию и оснастку, а тут такой комментарий. Надо сказать, что я привык ловить щуку в течение всей зимы, в таких местах, где ее клев очень капризен. И на мои жерлицы, оснащенные тонкой дорогой леской и поводками из самого мягкого материала, с маленькими острейшими крючками всегда бывало наибольшее количество поклевок.

Я хотел было возразить, но решил сначала поинтересоваться снастями моего собеседника. Это были обычные жерлицы на круглых пластиковых подставках, с намотанной на катушки толстенной (по моему мнению) леской и оснащенные грубыми, не очень длинными поводками с поистине огромными тройниками. В общем, прямая противоположность моим изящным изобретениям. На прудах с открытой чистой водой, где я привык ловить, щука очень редко брала на грубые снасти местных рыболовов, поэтому я всегда оказывался в выигрыше. И на Оке с такими, «крокодильими», снастями можно просидеть неделю, не увидев ни поклевки. Однако факт есть факт. Здесь щука гурманством не отличалась.

Пока мы разговаривали, Сергей побежал к очередному поднявшемуся флажку. Через минуту раздался крик: «Неси пешню!». Я бегом побежал за пешней, а когда, запыхавшись, дошел до ребят, они двумя баграми держали в лунке мощную щучью челюсть. В тот момент я понял, что снасти у них действительно предназначались для ловли «крокодилов». Я расширил лунку пешней, и оттуда показалась голова с огромными зубами, а затем и вся щука просто гигантского для наших мест размера. Потом выяснилось, что в ней было больше 10 кг. Таких щук я ловил только на Севере.

Предварительные итоги

В тот день мне удалось поймать двух неплохих щук, потом случился обидный сход. Я уже подвел крупную щуку к лунке, но промахнулся багром, рыба начала вертеться, намотав леску на крюк багорика, рванулась и обрезала тонкий поводковый материал зубами. Тогда я решил приобрести десяток жерлиц и оснастить их более прочными поводками и толстой леской специально для ловли на подобных водоемах. Стало понятно, что с местной щукой церемониться не надо. Видимо, в густых зарослях и глухом коряжнике хищница чувствует себя настоящей хозяйкой и безнаказанно охотится в течение всей жизни, а потому и вырастает до внушительных размеров.

Позже я приезжал на этот пруд с новыми снастями, но такого «крокодила» мне выловить пока не удалось. Зато щуки до 5 кг регулярно оказывались на льду. Преимущества толстой лески здесь очевидны: она меньше путается в коряжнике, можно оставлять меньший свободный запас на катушке, не боясь, что щука ее оборвет. А изготовив прочные длинные поводки из материала с разрывной нагрузкой 9 кг на трубках, я стал уверенно выставлять флажки в подводном «лесу». Правда, живца (а это чаще всего – довольно крупный карась) я насаживаю по-прежнему на двойной крючок, все-таки за ветки он цепляется реже. Еще я заметил, что активный жор щуки в коряжнике приходится на период первого льда, затем клев хищницы прекращается вообще, как будто она впадает в спячку.

Главный вывод, который я сделал на той рыбалке: по-настоящему крупную, «трофейную» щуку можно поймать и в средней полосе на закоряженном водоеме, где она недоступна для спиннингистов и браконьеров. Нужно только правильно оснастить жерлицы и расставить их прямо у нее в логове.

Источник

Оставьте ответ

Этот веб-сайт использует файлы cookie для улучшения вашего опыта. Мы предполагаем, что вы согласны с этим, но вы можете отказаться, если хотите. Принять Читать